комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Роман Сенчин: Легкое перо Александра Снегирева

Роман Сенчин: Легкое перо Александра Снегирева 01.06.2016

Новый сборник «Я намерен хорошо провести этот вечер» букеровского лауреата Александра Снегирева натолкнул Романа Сенчина на размышления о лучших рассказах автора.

Собрания сочинений современных писателей — классические, с произведениями в хронологическом порядке, с нумерацией томов на корешках — нынче, мягко говоря, редкое явление. Собрания сочинений уступили место авторским сериям. Четыре, пять, шесть книг в сходном оформлении... Недавно авторской серии удостоился относительно молодой писатель Александр Снегирев.

Его серия начала выходить еще до того, как снегиревский роман «Вера» стал победителем «Русского Букера». И в этом смысле издателей можно похвалить за прозорливость. Интерес к прозе Снегирева после столь авторитетной премии значительно вырос. Думаю, можно надеяться, что теперь авторская серия станет настоящим, пусть и не классическим, собранием сочинением, включающим и вызвавшую некогда бурю возмущения, изданную скромным тиражом и малодоступную сегодня новым поклонникам снегиревской прозы повесть «Тщеславие».

Но и на сегодня однотипных, симпатичных томиков немало — пять или шесть. Остановлюсь на одном — сборник рассказов «Как же ее звали?..» 

Мое знакомство с прозой Александра Снегирева началось больше десяти лет назад с цикла рассказов «Как мы бомбили Америку». Это не о войне, а о приключениях московских подростков в США. Написано было бойко, складно, остроумно. Но имени автора я не запомнил — в общем-то, так могли написать многие образованные вчерашние школьники.

Открытием вскоре после «Америки» стал рассказ «Аллергия на мандарины» (пересказывать сюжет не буду, кто захочет, смогут найти текст в сборнике «Я намерен хорошо провести этот вечер»), прочитанный мной то ли в каком-то журнале, то ли в коллективном сборнике. И с тех пор за новыми вещами Александра Снегирева я стал следить.

Я согласен с теми, кто утверждает, что писательство — одинокое занятие, что поколения в литературе — понятие относительное. Но с другой стороны, от атмосферы, примет времени, географии, близости по возрасту, общения никуда не денешься. Всё это влияет. И для меня три автора-москвича, одногодки, находятся рядом — Сергей Шаргунов, Олег Зоберн и Александр Снегирев. Есть в их прозе близкое и формально, и глубинно.

Сергей Шаргунов, занятый другими, общественно-политическими, журналистскими, литературоведческими делами, к сожалению, выступает с прозой всё реже и реже; Олег Зоберн, талантливейший рассказчик и смелый издатель, слишком долго для молодого автора молчит, а вот Снегирев, не проявляя иных публичных талантов, движется в русле прозы и, на мой вкус, нередко спотыкаясь, время от времени делает важные открытия.

Вопрос, достойна или нет его «Вера» «Русского Букера», вызвал непродолжительный, но горячий спор. По-моему, достойна. Единственная претензия у меня к автору, что он написал слишком лаконично, отделался почти кратким содержанием, конспективностью. Распиши это содержание подробнее, получился бы настоящий русский роман, которого нынче так не хватает. Да и взгляд автора стал бы шире и глубже.

Но Снегирев вообще, по-моему, больше ориентируется в своей прозе на западные образцы и даже формат, чем на русские. Хотя требовать от постсоветского поколения (к которому, как ни крути, относится трое перечисленных мною авторов) держаться прежних форм как-то нелепо.

А вот герои Снегирева, даже совсем молодые, заставшие советское в раннем детстве, выросшие в далеко не русской атмосфере Москвы 90-х все-таки русские и отчасти советские.

Почти во всех рассказах сборника «Как же ее звали?..» на совсем небольшом объеме действуют люди разных поколений. У двадцатилетнего, тридцатилетнего героя есть или были мама и папа, дедушка, бабушка. Они влияют на его судьбу, а он, то внутренне, то открыто враждуя с ними, многое перенимает от них, подчиняется их давним наставлениям через десятилетия.

Вопрос, достойна или нет его «Вера» «Русского Букера», вызвал непродолжительный, но горячий спор. По-моему, достойна. Единственная претензия у меня к автору, что он написал слишком лаконично, отделался почти кратким содержанием, конспективностью

Показателен рассказ «Женщина из Малаги». Некий герой-повествователь, родом из Москвы, проводит вечер в интернациональной компании — симпатичная полька, хозяйка квартиры, испанец, русская парочка, «тётя» «неопределенной национальной принадлежности»... У повествователя виды на польку, и та строит ему глазки. Но мысли повествователя то и дело уходят в прошлое, вспоминается мать.

«Кстати, она на матушку мою похожа. <...> Как я раньше не обратил внимания. Глаза эти, взгляд. Просто на меня мать так никогда не смотрела, только на усатиков своих кухонных. Красивая была женщина, москвичка, на Кутузовском родилась — в лачуге, по которой Кутузовский проложили». С иронией и некоторой брезгливостью повествователь вспоминает, как мать, подворовывая в ателье, где работала, пыталась устроить себе и ему достойную жизнь. Отдала сына в музыкальную школу.

С мысленной ухмылкой он сообщает нам, что ничему там не научился, кроме одного: «не прерывать музыку». И когда испанец начинает исполнять песни под гитару, герой рассказа затаивается в туалете, где оказался по малой нужде.

Песни и воспоминания (уже без иронии и ухмылки) в конце концов так растрогали его, что он, не попрощавшись, покидает дом полячки. Не до нее ему стало... 

Пишет Снегирев увлекательно, а это самое главное — увлекать. Потом уже можно подпустить философии, рассуждений, идей, глубины... Увлекают у Снегирева не столько сюжеты, сколько язык, а точнее, фразы-крючочки, цепляющие внимание, заставляющие двигаться по тексту дальше.

Вот, к примеру, такие крючочки, не всегда приятные, но уж наверняка остроумные, точные, меткие. «И тщетная злость торжествовала в ее глазах, и смазки в глазах прибавилось»; «неуверенность, которая бывает у людей, понуро перечисляющих свои жизненные плюсы»; «Цирк был похож на гигантскую шляпу Незнайки»; «Пассажиры топчутся. Всем хочется поскорее в свои предместья. К ярким телевизорам на тусклых кухнях»; «Бабушка чувствует себя прекрасно в свои девяносто шесть. Только спать стала хуже, волнуется, как бы во сне не умереть»; «ее взгляды ощутимо будоражили мою незамысловатую фантазию»...

Что же касается сюжетов, а особенно финалов... Честно говоря, некоторые развязки я не понял. Чем, например, кончается история Юли-Джулии в рассказе «Черный асфальт, желтые листья»? Тем, что она, отчаявшись захомутать намеченного ею «многомиллиардного холостяка», устраивает свадьбу якобы с ним, сзывает гостей, и тут обнаруживается, что жениха нет, а она помешалась? И куда хочет бежать из своей квартиры герой в самом конце рассказа?.. А что за война началась в последней строке рассказа «Яйца»?

Есть и некоторые странности в повествовательных нитях. В целом хороший рассказ «Двухсотграммовый», но вот как повар дорогого ресторана может раздавить желчный пузырек рыбы? От волнения — потрошил не просто рыбу, а друга? Но волнение не читается... Или вот в том же рассказе поставщики привозят вместо живой рыбы снулую. И повар велит помощнику: «Вылавливай — и в отходы». Так ресторан пойдет по миру. Повар стопроцентно должен вернуть рыбу поставщикам, не выполнившим условия доставки. Тем более что рыба нужна именно живой: она плавает в аквариуме, и посетители выбирают приглянувшуюся для приготовления...

Ну, довольно придирок. Теперь о плюсах.

Всё обошлось, проныра не бросился преследовать вышедшего на своей остановке героя. И слава богу. Без драки, ножа мы всё увидели, узнали и поняли...

Если в произведениях Снегирева, обозначенных то ли самим автором, то ли издателями как романы меня не устраивает их излишняя лаконичность, монологичность, искусственная сжатость, игривая ирония, то в жанре рассказа он настоящий мастер, и умеет порой на полутора страницах (как в рассказе «Покормил синиц») описать не только ситуацию, но и дать, не расписывая, целую историю.

В сборнике «Как же ее звали?..» немало отличных рассказов. Остановлюсь на трех.

Тот, что дал название всей книге, почти до финала воспринимается, как некий текст то ли для дамского, то ли для мужского журнала. Немого пикантности, чуть больше лиричности, толика интриги, гендерная и геронтологическая щекотливость... Но вот эти строки изменяют восприятие вроде бы созданного по известному рецепту текста, превращают его в прозу...

Однако два слова о фабуле. Немолодой, но пользующийся успехом у молоденьких девушек, популярный фотограф, вспоминая о старушке Елизавете Романовне, которая двадцать лет назад пробудила в нем настоящего художника, не может припомнить имя той девушки, которая тогда же от него забеременела и он ее, по совету старушки, бросил, порекомендовав сделать аборт.

«Ни на какого модельера она с ребенком не поступит. Вроде как я о ее будущем подумал. Даже кассетный плеер Sony продал. Чтоб на доктора, на лекарства и на все остальное хватило. Только зря продал, она ничего не взяла. Но попросила в больницу с ней съездить. Я еще гордился, что поступаю, как настоящий мужик. Дело так быстро обтяпалось, я толком и сообразить не успел. Это была единственная женщина, которая от меня забеременела. Других случаев с тех пор не случалось. По крайней мере мне неизвестно. А имя из головы вылетело, совсем память ни к черту».

Сильно написано. И это повествование от первого лица, и короткие предложения, и не деление на абзацы. Словно скороговоркой, стыдясь, персонаж думает...

Гуляя с очередной девушкой, он понимает, что «женщины любят не меня, а власть фотографа. Она делает их красивыми и знаменитыми, дарит отмычки от мира, о котором большинство их сверстниц только мечтают, скупая дешевые блестящие листалки возле окраинных станций метро. А я завидую бедным и бесправным. Они точно знают, что если любимы, то за просто так. А меня кто любил за просто так... Одна Елизавета Романовна и любила. Да еще та девчонка... только имени ее никак не вспомню».

И противен этот модный фотограф, и жалко его. Сложное чувство. Рассказ не для «блестящих листалок», хоть вроде и написан в их формате. До определенного момента...

Другой текст, «Ты у меня доедешь» вообще по сюжету — анекдот. Герой рассказа одернул «проныру», лезшего в автобус, отталкивая женщину с ребенком; а потом, когда автобус тронулся, «проныра» пообещал герою: «Ты у меня доедешь, — шипела пенка в углах его губ».

И всю дорогу до дачи герой рассказа готовится к нападению, представляет, как этот проныра пырнет его ножом, ищет возможности спастись. Вспоминает жизнь, прощается с ней... Очень психологически точно и тонко.

Всё обошлось, проныра не бросился преследовать вышедшего на своей остановке героя. И слава богу. Без драки, ножа мы всё увидели, узнали и поняли...

Александра Снегирева не назовешь социальным писателем. Но от социальности никуда не денешься, и во многих рассказах она появляется. В том числе и в лучшем, на мой взгляд, в сборнике — «Бетон».

Помнится, очень горячие споры вызвал фильм Андрея Звягинцева «Левиафан». Спорили в том числе и о проблеме противостояния человека некой силе, отбирающей у него жилье, семью, самую жизнь. Но «Левиафан» не единственное художественное высказывание на эту тему, появившееся в 2013 — 2015 годах. Вспомним фильм «Долгая счастливая жизнь» Бориса Хлебникова, повесть «Осень в Задонье» Бориса Екимова, роман «Воля вольная» Виктора Ремизова... В этом ряду и рассказ «Бетон», опубликованный за несколько месяцев до премьеры «Левиафана».

Отставному скромному генералу выделяют участок земли под Москвой. Так как генерал скромный, участок маленький, на болоте.

Год за годом семья облагораживает землю, строит домик, фундамент которого постоянно приходится укреплять... В общем, сил, времени, любви, терпения вложено в дачу много.

Через несколько десятилетий на даче живет одинокий сын генерала. Городскую площадь он уступил семейному брату. Живет тихо и размеренно — образцовый член садоводческого кооператива.

Однажды людям объявляют, что часть дач будет снесена, так как по этой территории пройдет транспортная магистраль, и герой рассказа придумывает оригинальный способ замедлить снос домика... Раскрывать детали не буду — очень советую прочитать...

Александр Снегирев довольно популярный автор — книги продаются неплохо. Но вот критики к нему по большей части относятся без большого интереса. Это, наверное, потому что слог Снегирева внешне довольно легкий, без наворотов и изысков. Критикам вроде как нечем посмаковать, негде употребить свою ученость, пресловутый вкус, негде применить инструментарий.

Но Снегирев делает большое дело, обращая внимание части массового читателя (если о таковом можно сегодня говорить) к серьезной литературе, поднимающей важные и сложные темы. Серьезная литература не обязательно должна быть скучной. И это наглядно демонстрирует проза Александра Снегирева.

Автор: Роман Сенчин

Источник: rara-rara.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Алексей Рыков: Наркоман

Победитель Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку».

Отец молча курил, уставившись в окно, как будто всё происходящее его совершенно не касалось. Будто это не его сына вчера еле откачали с передозом. Впрочем, так было всегда. Отец молча курил, а мать плакала и ругалась, пытаясь хоть как-то донести до сына правду жизни.

читать далее...

Василий Тихов: Колодец

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

«Какого херувима согласился с этими уродами в тайгу пойти – на два дня – думал почти вслух Валера, с трудом вытаскивая классные ботинки техсостава ВВС из зарослей не то недоспевшей клюквы, не то перезревшей заячьей капусты – Нажрались, бросили меня одного без палатки, спичек и жратвы – одного, суки»…

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Обмен книгами по-прежнему не в тренде Посмотреть полный размер

Обмен книгами по-прежнему не в тренде

Торговцы книгами ликуют ;)
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Писатели, которые вели себя с женщинами как настоящие негодяи

Писатели, которые вели себя с женщинами как настоящие негодяи

Как Экзюпери, Кафка и Хемингуэй превратили в катастрофу свою личную жизнь

Коварные женщины в жизни известных писателей

Коварные женщины в жизни известных писателей

Эти женщины хитростью нашли путь к сердцам великих и смогли удержать их подле себя. Им посвящали стихи и романы, из-за них напивались и впадали в депрессию, а они твердо шли к своей цели, поднимались по карьерной и социальной лестнице, меняли любовников, становились знаменитыми.

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Современная феминистская поэзия на русском языке создаётся медленно и с трудом. Когда редакторы и критики задают вопрос, почему в России нет своей Элис Уокер или Нины Марии Донован, хочется ответить вопросом на вопрос: а это случайно не вы, полупрезрительно усмехаясь, выкидывали в мусорку «слишком бабские», «агрессивные», «непонятные», «странно для...

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!

Литература в цифрах

145 лет

Рассказ «Кавказский пленник» Льва Толстого находится в школьной программе. Источник

10

именно такое количество фатальных ошибок совершают начинающие писатели по мнению издательства «Перо» Источник

Прямая речь

Сергей Чупринин, главный редактор журнала «Знамя»:

Безусловно, жюри разных премий совершают одну ошибку за другой. Источник

Сергей Оробий, критик:

Акунин – частный доктор, какой эта должность была до революции: важный, солидный, знающий себе цену, не всегда верно определяющий диагноз, но умеющий заговорить больному зубы. Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

И как их слово отзовётся?

Наши  дети  не  читают  современную  поэзию.  И  это  факт,  и  никуда  от  него  не  деться.  Споры  о  причинах  этого  не  смолкают  уже  много  лет.  Не  будем  ввязываться  в  спор,  а  просто  попробуем  понять,  насколько  интересна  современная  поэзия  той  части  молодёжи,  которая  ещё  с...

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Полка (не та, другая)

Речь пойдёт не о сапрыкинской «Полке» (о ней ещё напишем), а о персональной. На полке стоит то, что время от времени перечитываешь. Но в этом и проблема: мы оказались в культуре, которая ориентирует не на перечитывание, а скорее на недочитывание – да и читают все разное (если хотите, назовите это «кризисом чтения»).

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Интервью

Литературные мероприятия

Встречи с писателями

25 апр. Анна и Сергей Литвиновы

Авторы презентуют роман «Джульетта стреляет первой» и проведут автограф-сессию!

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов