комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Как отличить хороший перевод от плохого

Как отличить хороший перевод от плохого 06.01.2017

Главные литературные споры этого года связаны с иностранной литературой. По случаю выхода книг Рэя Брэдбери «Мы — плотники незримого собора» и Харуки Мураками «Мужчины без женщин» The Village поговорили о новых изданиях зарубежной прозы и поэзии с переводчиком, лингвистом и редактором.

В беседе участвовали Максим Немцов, переводчик книг Пинчона, Хаксли, Буковски, Керуака и других англоязычных поэтов и прозаиков, Нина Назарова, главред интернет-издания о книгах «Горький», и Ася Боярская, лингвист, специалист по искусственному интеллекту.

Как издательства решают, что переводить?

МАКСИМ: Издательство принимает решение, основываясь на огромном количестве параметров, от маркетинга до личных предпочтений ответственных редакторов. Это самое общее, что можно сказать.

НИНА: Иногда это бывает сюрпризом даже для самих переводчиков. Характерная история: я знаю случай, когда переводчица в своей рецензии на оригинал написала буквально следующее: «Шансы на перевод этого романа, как мне кажется, у нас ничтожно малы». И годом позднее она же его в соавторстве перевела.

МАКСИМ: Есть случаи редакторской магии, но, как правило, это невидимые миру интриги.

НИНА: Переводчик может предложить книгу редактору?

МАКСИМ: В советское время, как правило, переводчики приносили в клювиках издателю свои работы. Сейчас это происходит реже, зато бывают удивительные случаи. Зимой в «Эксмо» должен выйти роман Эдриана Джонса Пирсона «Страна коров», который в прошлом году прогремел по всему миру, — думали даже, что его написал Томас Пинчон под псевдонимом. Я его прочитал и написал рецензию. Через неделю после этого выяснилось, что, пока я ее читал, «Эксмо» покупало права на роман. Пирсон, зная русский язык, прочел мою рецензию и договорился с издательством, чтобы переводил я. Пришлось читать второй раз.

АСЯ: В Советском Союзе переводчики приносили работы в клюве, потому что система книгоиздания была совершенно другой.

МАКСИМ: Мало кто помнит всю историю проникновения Мураками в русский язык. В 1990-е Мураками уже прогремел в Сети, но для того, чтобы убедить издателей, потребовалось предисловие Макса Фрая. Потом, уже в начале нулевых, он захватил массовое воображение. А вообще говоря, шансов намного больше у лауреатов сколь угодно абсурдных премий. Шансы есть, конечно, у новинок. Никаких или очень мало — у хороших писателей, которые остались на дне издательских портфелей.

НИНА: На самом деле, как ни парадоксально, шанс быть переведенными имеют даже книжки, которые уже есть на русском. Существует культура повторных переводов. Сейчас выходит второй том «В поисках потерянного времени» Пруста в переводе Елены Баевской — и это уже третий перевод романа на русский. Есть десяток вариантов «Войны и мира» на английском. Каждому поколению нужен новый перевод классики.

МАКСИМ: Перевод русской классики в англоязычном пространстве — это редкий случай читательских войн, когда все становятся резко поляризованы. Когда-то нас было немного таких, кто говорил о том, что это нормально — иметь множественные переводы. Если текст продолжает переводиться с шагом в десятилетие, это значит, что он жив и актуален. Сейчас, будем надеяться, начнется волна перепереводов. Понятно, не чтобы повысить продажи, а просто потому, что пришла пора. Среди издателей есть люди, которые оперируют не только понятиями рынка. И это большое счастье.

А какое место у России в литературной тусовке? Что российский читатель теряет? Мы отстаем от мировой повестки?

МАКСИМ: Мы отстаем примерно навсегда. Я в основном занимаюсь американской литературой, поэтому расскажу про нее, но это применимо и к любой другой. Мы никогда не догоним американцев в том, что касается писателей региональных, нишевых, часто уже покойных. Мы вряд ли узнаем всю ткань американской литературы даже XX века. Про XIX век я не говорю, это, может быть, уже мало кому интересно. То, что мы знаем сейчас, — это вершины, которые нам перешли по наследству от советской школьной и университетской программы. Те же Сэлинджер, Брэдбери. Есть целая национальная литература, о которой мы ничего не узнаем. В советское время был все-таки некоторый пролетарский интернационализм. Издательство «Прогресс» могло печатать классиков каких-то африканских, про которых в мире больше никто не знал. Сейчас же у нас диктат и цензура рынка: Дэна Брауна — сколько угодно, Ричарда Бротигана — вряд ли.

Чем отличается перевод поэзии и прозы?

МАКСИМ: Энергетическая экономика другая. Поэты-переводчики как-то иначе устроены. У меня на поэзию уходит в семь раз больше времени, чем на прозу. Любое лирическое высказывание лучше пропускать через себя, а не просто переводить слова в столбик. Последний случай был с Нобелевским лауреатом (Бобом Диланом. — Прим. ред.). Ко мне обратились два издательства с предложением — наверное, потому что я перевел две книжки его прозы. Я сказал, что, конечно, соглашусь, но им мое согласие не понравится, потому что это будет долго и дорого: 100 песен за год я, может, и переведу. У него не европейская поэзия, он не пишет регулярным метром, размером, другая просодия. Это очень интонационная поэзия, внутренние рифмы, игра слов, плотность смыслов.

НИНА: Еще говорят, что тяжело переводить Пушкина на английский, потому что в результате вместо Пушкина получается ухудшенный Байрон.

МАКСИМ: Пушкин — это недопонятый Байрон, потому что у Пушкина с английским было туго. Вообще, существует только две переводческие стратегии: либо форенизирующий, либо доместицирующий. «Одомашнивающий» и «остраняющий» — мне нравится так больше называть. Либо мы делаем автора понятнее для аудитории с неизбежно возникающими отсюда искажениями, недопониманиями, своеобразным изводом цензуры и гладкописью; либо мы сохраняем верность автору и подтягиваем читателя до чужого текста, до чужого автора. Я стою на позициях того, чтобы хранить верность автору. Этот вопрос переводческой этики для меня решен раз и навсегда.

АСЯ: Смысл — чтобы перевести верно, а значит, передать максимум. У нас совершенно особенная история — традиция советских поэтических переводов, эта гладкопись. Знаете этот перевод Лорки: «Глаза мои бродят сами, глаза мои стали псами»? И это Лорка, он писал безумные верлибры. Это касается не столько конкретно его, он просто первый пришел на ум. Это про стихи, переведенные гладко ямбом и хореем — как отбойным молотком.

МАКСИМ: Один гениальный постсоветский переводчик переводил Хьюберта Селби буквально толстовскими пассажами, потому что в его представлении литература должна быть гладкой и плавной, как река Волга. Это не случай Хьюберта Селби. Редактор потом мучился несколько месяцев, кромсал получившийся текст на нормальные, отвечающие оригиналу синтагмы.

НИНА: Мне кажется, еще дело в том, что переводчик, редактор и читатель могут понимать верность автору очень по-разному. Кому-то важно сохранить именно ломаный синтаксис, а кому-то кажется более важной мысль. Возможно, ваш переводчик писал толстовскими фразами, чтобы передать не синтаксис, а сверхидею.

МАКСИМ: Нет, просто он недостаточно старался. То, что автор хотел сказать своим гениальным и бессмертным творчеством, он сказал. Так, как ему это надо, как он считает нужным, а что-либо упрощать — это уже идти против автора. В известном переводческом анекдоте говорится, что читатели у нас не знают, что такое коньяк, поэтому графья будут пить самогон.

НИНА: В новой книге Мураками «Мужчины без женщин» тоже есть пример сложности для переводчиков — в рассказе Yesterday идет речь о юноше, который говорит на диалекте.

МАКСИМ: Кансайский диалект! Вот мы и дошли до него.

НИНА: В русском языке диалекты не так широко представлены, как в японском или, например, английском. Так что можно только охнуть: несчастный переводчик.

МАКСИМ: Я могу совершенно точно сказать: это был очень счастливый переводчик. Андрей Замилов, мы с ним долго думали, что может для русского уха послужить кансайским диалектом. Нам показалось, что украинский суржик не подходит, да и надоело. Только речь заходит о диалектах, сразу вспоминают одесский суржик. Сибирские диалекты не настолько отличаются от нормативного языка. А подошла нам трасянка — это белорусско-русский смешанный суржик. Белорусы тогда решили, что это жест недоброй воли от издательства «Эксмо» в сторону президента Лукашенко, накинулись на бедного Замилова и на меня с вопросами...

Как отличить хороший перевод от плохого?

НИНА: Если я спотыкаюсь при чтении и задумываюсь, какой фраза была в оригинале, это признак того, что что-то пошло не так. Например, я читала первый том дневников Сьюзен Зонтаг — в целом замечательно изданный, — и она пишет: «Постирала исподнее». Я прямо подпрыгнула: наверняка ведь в оригинале простое «underwear». Она живет в Нью-Йорке и в маленькой раковине стирает белье — так зачем его церемонно называть исподним?

АСЯ: Сейчас очень легко встретить такие книги, где глаз цепляется за откровенно дурной перевод, когда так просто невозможно по-русски сказать.

МАКСИМ: Такого сейчас меньше. Десять лет назад такого было много, а в 1990-е — сплошь и рядом. Первый маркер того, что не все в порядке: если ты открываешь книгу и обнаруживаешь в ней фразу «он взял свою руку и положил ее в свой карман». Если бросается в глаза совершенно адский плеоназм: кивки головой, смотрение окон куда-нибудь, ведение дверей куда-нибудь — это значит, что человек переводил в бессознательном состоянии. А вообще чтение — это работа. Можно читать ради развлечения, но тогда, понятно, и претензии к тексту будут иметь меньшее значение.

НИНА: Читать ради развлечения — это не худшая вещь, которую можно делать в жизни.

МАКСИМ: Нет, конечно, но если читатель хотел легкого чтива, а его заставили думать — это же не проблема автора.

АСЯ: Максим, я все хотела вас спросить, почему в вашем переводе Мураками героя одолевает депрессия среднего возраста? Меня это поразило.

МАКСИМ: Депрессия среднего возраста? Что именно вас поразило? «По-русски так не говорят»?

АСЯ: Да.

МАКСИМ: По-русски говорят как угодно. Если бы у автора было написано «кризис среднего возраста», переводчик бы написал «кризис среднего возраста».

АСЯ: То есть это просто дословный перевод, несмотря на то что он разбивает русскоязычную идиому.

МАКСИМ: Немногое нужно, чтобы разбить русскоязычную идиому, во-первых. А во-вторых, да, там нужно было значение именно депрессии.

АСЯ: В чем кардинальная разница между кризисом и депрессией, почему нельзя заменить на «кризис среднего возраста»?

МАКСИМ: А это, Ася, вопрос к автору. Автор знает с хорошей точностью иероглиф или черточку в иероглифе, которая означает «кризис», но там не оно.

Автор рисунка: innubis

Источник: www.the-village.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Алексей Иванов, писатель:

Наши критики лучше писателя умеют писать романы, лучше режиссёра снимать фильмы, лучше врачей делать операции. Я бы нашим критикам посоветовал меньше учить и больше учиться самим. Источник

Олег Дивов, писатель:

Я двадцать лет в этом бизнесе, есличо. Вы спросите: а как отличить качественный текст от недоделанного? Читайте медленно, дорогие мои. Источник

Короткое чтиво на каждый день

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих костюмах, ехали в этом лимузине. Один уже начинал лысеть другой еще нет. Оба были слегка на веселе. Что-то у них получилось, кого-то они объегорили, кого-то обманули. Впрочем, сами они относились...

«Планета счастья» Сергей Скляров

Теперь ангелы с лицами девушек из эротических фильмов кружили над Поповым, указывая дорогу.
Попов перестал быть самим собой – двадцатитрехлетним коммерсантом, торгующим французской косметикой и совсем недавно открывшим для себя Планету Счастья. Теперь он превратился в кого-то другого, свободного и всемогущего. Платинумен – это странное и блистательное...

Литература в картинках

Теплое местечко для неугодных гениев Посмотреть полный размер

Теплое местечко для неугодных гениев

- Эй, вамбат! У тебя из зада гениальный поэт/писатель торчит.
- Ну, это нормально. Гораздо хуже, когда гениев в зад загоняют и даже головы высунуть не дают. Источник фото
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Авторы словаря уральского языка о том, зачем собирать современный местный говор

Авторы словаря уральского языка о том, зачем собирать современный местный говор

Выпускники Уральского архитектурного университета Иван Золотухин и Ольга Паниковская, уехав из Екатеринбурга, начали собирать слова и выражения, свойственные уральцам. Такие, как «ватокат», «вывезти коляску», «выхватить»...

Татьяна Черниговская: Чтобы развиваться, надо читать сложную литературу

Татьяна Черниговская: Чтобы развиваться, надо читать сложную литературу

Известный нейролингвист Татьяна Черниговская считает: важно линейное чтение - от начала до конца. Гипертекст, вынуждающий кликать на выделенное слово и как бы проваливаться в него, порождает нестройность мысли.

Чтение как проблема. Что происходит с читателем прозы

Чтение как проблема. Что происходит с читателем прозы

Проблем на самом деле две: и чтения, и письма. Наверняка есть люди, которые пишут чаще (и больше), чем говорят. И это вовсе не писатели, а рядовые пользователи интернета. С его приходом письмо стало простым актом коммуни...

Литература в цифрах

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

1920-е

годы, когда Фадеева, сравнивали со Львом Толстым. Источник

11 книг

было у отчима Леонида Юзефовича - 10 томов энциклопедии машиностроения и «Война и мир» Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

Лидия Сычёва – прозаик, публицист, главный редактор интернет-журнала «МОЛОКО» и сайта «Славянство – Форум славянских культур», лауреат международных и всероссийских литературных премий.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Юлия Зайцева - продюсер писателя Алексея Иванова, директор Продюсерского центра «Июль»

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Сергей Оробий - критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Колонка Сергея Морозова

Сергей Морозов

Сергей Морозов - литературный критик.

Мнения В. Румянцева

Валерий Румянцев

Лирические и юмористические стихи, басни, литературные пародии, сказки, статьи; реалистические, сатирические и фантастические рассказы Валерия Румянцева печатались в 180 изданиях РФ и за рубежом. Вышло 12 книг.

Записки старого ворчуна

Старик Лоринков

Ко всем текстам, представленным в данной колонке, приложил руку лично Старик Лоринков. Редакция допускает, что все изложенное в данной колонке, может быть литературным вымыслом. Но может и не быть.

Интервью

Литературные мероприятия

27 февр. Пушкин и приключения байронического героя в России

На встрече слушателям будет рассказано о становлении и эволюции типа романтического героя в отечественной литературе, а ...

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

Тема дискуссии – «Значение и влияние творческого наследия А.И. Солженицына».

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

22 декабря в Музее Ар Деко в Москве Редакция № 1 издательства «Эксмо» проведет традиционную распродажу книг на вес. ...

Встречи с писателями

С 18 по 22 февр. Алексей Сальников

Алексей Сальников автор бестселлера «Петровы в гриппе и вокруг него» приедет в Москву и проведет встречи с читателями.

1 февр. Галина Юзефович

Галина Юзефович расскажет, как сориентироваться в современном литературном пространстве без каких-либо канонов и ориентиров.

Книжные новинки

Рецензии на книги

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Конкурс приурочен к 220-летию со дня рождения русского поэта Александра Сергеевича Пушкина и призван сплотить ...

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

Тема дискуссии – «Значение и влияние творческого наследия А.И. Солженицына».

Названа лучшая тактильная книга для детей

Названа лучшая тактильная книга для детей

В Российской государственной детской библиотеке подвели итоги конкурса на лучшую тактильную книгу для детей с ...

Новости издательств

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

А также планы на февраль 2019 года и воспоминания ноября 2018 года.

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Специализирующееся на детских книгах издательство Clever планирует к 2022 году открыть 50 магазинов под своим брендом. Половину из...

«Альпина» в Amazon

«Альпина» в Amazon

Книги «Альпины» на русском языке от российских и зарубежных авторов уже доступны в электронном формате на...

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

22 декабря в Музее Ар Деко в Москве Редакция № 1 издательства «Эксмо» проведет традиционную распродажу книг на вес.  

Видео

Новости книжных магазинов

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Питерский магазин «Все свободны» работает на Мойке, 28 только до 15 февраля.

Лабиринт: Скидки  на книги 40% до 21 декабря

Лабиринт: Скидки на книги 40% до 21 декабря

Сообщается, что скидка 40% распространяется на десять тысяч увлекательных, полезных, занимательных, красивых, новог...

Объявлены лучшие книжные магазины столицы

Объявлены лучшие книжные магазины столицы

В этом году на конкурс было подано рекордное количество заявок – 142 заявки, что почти в три раза больше, чем в про...

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в ...

далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял,...

далее...

«Смерть рыжей годзиллы» автор Мзунгу

В 80-тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда,...

далее...

Детская литература

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

В 2018 году в конкурсе приняли участие 708 авторов. Для Короткого списка эксперты отобрали 15 произведений, которые были выложены в свободном доступе на сайте конкурса kniguru.info. Кому достались призовые места – решили дети и подростки.

Стали известны темы итогового сочинения 2018-2019 гг

Стали известны темы итогового сочинения 2018-2019 гг

Для каждого субъекта Российской Федерации предусмотрен свой набор тем для итогового сочинения.

2 дек. Роб Биддальф

2 дек. Роб Биддальф

Российскому читателю Роб Биддальф знаком по замечательным книгам-картинкам «Пёс не тот», «Бумажный змей», «Пираты».

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина