комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Дикие девочки: панк, мизантропия, БДСМ, терроризм «женской» литературы

28.09.2018

Их называют маргиналками за то, что они освоили главные страхи этого общества и сделали их частью своего творческого метода. Бунтарки, они ставили подножку мещанским устоям и совсем не страшились темной стороны человека. Совсем наоборот — они ее приручили. Будь то Габриэль Витткоп или Кэти Акер, они были первыми иконоборцами, которые сделали недозволенное дозволенным и впоследствии и сами попали в агиографический сборник непокорства. Разбираемся в судьбах самых диких писательниц, которые перерезали всех священных коров и оставили нас без дела — но зато с гущей жгучих текстов размером с черное солнце.

Французская постструктуралистка Элен Сиксу называла подобных им La Genet — в честь писателя, святого и вора Жана Жене, познававшего святость через распутство, однополую любовь, загаженные матрасы и череду тюремных камер. Но еще она заигрывала со словосочетанием La Jeune Née — новорожденная женщина. Женщина, сбросившая с капитанского мостика все, что было дорого ХХ веку.

Анна Каван, Британия, 1901–1968

В 1964 Британия проводила ежегодную регистрацию героиновых наркоманов. В том году в список попала и Анна Каван. Тем не менее ее внешность и поведение никак не вяжутся с представлением о типичном наркомане-аутсайдере: Каван всегда была опрятно одета, и ни один платиновый волосок не выбивался из прически. Можно сказать, писательница была астральным близнецом Уильяма Берроуза, десятилетиями употреблявшего героин и при этом прожившего до глубокой старости, оставшись при накрахмаленной рубашке и хорошем пиджаке.

Героин был ее любовником, защитным талисманом, инсулином для диабетика. Свой неизменный шприц она называла «базука», а чистый продукт ей поставлял сбежавший от преследования нацистов еврей, бывший ее личным психоаналитиком.

В 1968 году в стране было зарегистрировано 4584 случая суицида, в этот список Каван не попала, но сцена с лежащей на полу писательницей со шприцом в руке и головой, запрокинутой на лакированный ларец для героина, никак не походила на официальный диагноз «сердечная недостаточность». Скорее, намеренная передозировка.

Книги

Неудивительно, целое поголовье критиков считают, что наркотическая зависимость — та единая призма, через которую можно рассматривать ее прозу как своего рода криптограммы, в которых таится нужный ключик к шифру текстов.

К примеру, в ее дневниках и нескольких рассказах героиню зовут Н (heroine): если этого вовремя не считать, вы получите разухабистый рассказ — будто проморгаете тайный ход в готическом особняке. Даже самый знаменитый роман Каван «Лед» можно рассматривать как клай-фай о мире, покрытом ледовитой корочкой. В то же время колючие постчеловеческие пейзажи «Льда» — не условность антиутопии, а скорее топография психики героинового наркомана.

Еще один шедевр — «Механизмы в голове» — своего рода экскурсия в швейцарскую психиатрическую клинику (где лежала сама Каван), вводящая в уродливое царство манекенов-пациентов и людей с затемненными лицами. И вот в такие моменты рассказ заканчивается удивительно неожиданно и удивительно вовремя, оставляя читателя с проступающей сквозь страницы выпуклой тьмой и выкачанным из нее воздухом.

Энн Квин, Британия, 1936–1973

Есть такой вид пауков, чей узор на брюшке копирует узор крыльев бабочек — это камуфляж умиротворенности, скрывающий потенциальную опасность. Примерно такой же была и Квин: тихоня-бухгалтерша, со временем соскользнувшая в долгий наркотический трип. Она знала, что ничего важного уже нет и оставшееся время нужно провести в развлечениях и путешествиях, бездельничая и выкидывая фортели.

Так она и сделала: колесила по Америке и Мексике с поэтом Робертом Крили, изучала мескалиновые мифы южноамериканских индейцев, закидывалась кислотой и впитывала то, что осталось от поколения битников.

О том, как Энн Квин собирается покончить с собой, она знала за семь лет до смерти и подробно изложила план в романе Three. Там ее героиня, подобно самой писательнице, ранним утром спрыгивает с мола в море, что лижет берега Брайтона, и больше никогда не возвращается.

Квин умерла почти незаметно, собственно, такой же незаметной оставалось и ее литературное наследие, которое переоткрыли только лет десять назад. Меж тем Квин — это обманчиво тихий подвальный классик, незаметно поджигающий пороховые бочки под основанием литературной сцены.

Книги

В мире британской литературы первая строчка ее романа Berg считается наиболее узнаваемой (во всяком случае, так единодушно пишут критики):

«Мужчина по имени Берг, который изменил имя на Грег, пришел в прибрежный город, намереваясь убить своего отца».

В двух словах Berg — перекрученный на манер Беккета миф об Эдипе с безумным потоком сознания главного героя, ненавидящего своего отца, его любовницу и их куклу для чревовещания (здесь она тоже полноправный персонаж).

Есть у Квин не менее жуткий роман Passages. Двое ненадежных рассказчиков затеяли повествование в четыре руки: безымянная женщина (пишущая о себе в первом и третьем лице) и столь же безымянный герой ведут травелог, описывают свои сны, тяготы совместного проживания в отеле и вместе с тем невозможность расставания. Не совсем понятно, дневники ли это двух людей или все же одного сумасшедшего.

Чуть позже текст — стилистически напоминающий то опыты неоэкспрессиониста Арно Шмидта, то метод нарезок Уильяма Берроуза и роман Blood Oranges Джона Хоукса вместе взятые — расщепляется подобно сознанию героев, а закольцованная дорога будет вести их (его? ее?) к одному и тому же месту.

В прозе Квин «человек безумный» в моменты отчаяния всегда протягивает руку «человеку разумному». Там человек и его сознание вроде как занимают центральное место, но в то же время ровным счетом ничего не значат. Старик, богомол, ставни, граненые стаканы в баре — все размещаются на одной онтологической плоскости. Солнце в пыли, пыль в солнце. Между ними люди. И все они одиноки.

Валери Соланас, США, 1936–1988

Валери Соланас была существом редкой злокозненности, эдакий Третий рейх в одном лице, мечтающий выкосить все мужское население. Это она стреляла в Энди Уорхола — всего лишь потому, что он перестал брать трубки и якобы украл ее пьесу «Засунь себе в задницу!».

Сумасшедшая, закрутившая пулю рикошетом так, что Уорхолу прошило два легких, кишечник, селезенку и пищевод, Соланас была изрядно побита жизнью. Ее насиловал отец-бармен, в 15 лет она родила первого ребенка, которого выдавала за сестру, в 16 — второго. Многие творцы, тот же Уорхол, жили в бедности, но Соланас обитала в запредельном мире, о котором этот художник и не слыхивал. Она работала то официанткой, то проституткой, ютилась в гадюшниках для бездомных, где, предположительно, и написала свирепые, до сих пор не растерявшие яду тексты второй волны феминизма.

Когда ее спросили, зачем она стреляла в Уорхола, она ответила: «Читайте мой манифест. Он объяснит, что я такое». Видимо, никто так и не удосужился этого сделать, ведь все газеты ошибочно писали: «Актриса стреляла в Энди Уорхола». Актриса, ага.

Книги

Свой безумный магнум опус SCUM Manifesto (SCUM — Society for Cutting Up Men, или Обще­ство уничтожения мужчин) Валери продавала на улицах Нью-Йорка за доллар женщинам, и за два — мужчинам. Последнее особо забавно, ведь почти пятьдесят страниц текста предлагали перебить всех, у кого между ног болтается фаллос.

Кроме того, Соланас настаивала на упразднении денежной системы и правительственном перевороте.

Предполагают, что забавно-макабрическую манеру она заимствовала у памфлета Свифта «Скромное предложение», где ирландским беднякам предлагают продавать своих малышей толстосумам в пищу — ну, или нет. В каком-то смысле этот визионерский и будто бы написанный инопланетным гостем текст опередил свое время, но был сплюснут до спорадического плода «очередной безумицы». Ничего, еще пару веков — и мужчин и вправду закабалят, а зловещий смех Соланас достанет нас из преисподней.

Кэти Акер, США, 1947–1997

Жизнь Кэти Акер была настоящим мифотворчеством. Она знала тысячи людей: философов, престарелых див, престидижитаторов, шизофреников, татуировщиков, байкеров, видных и не очень писателей, знатных редакторов, семиотиков — с большинством из них она спала.

Описать ее петляющий жизненный путь непросто: она играла в шахматы с золотцем британской литературы Салманом Рушди и работала в секс-шоу на 42-й улице Нью-Йорка. Она была ученицей левака Герберта Маркузе и обособленной от академических институций радикальной панк-поэтессой.

Где-то между 1990-м и 1996-м у нее появилась татуировка в стиле Эда Харди: змееподобная рыба, в нижней части превращающаяся в холеную птицу. Как бы банально это ни звучало, но Акер была таким же существом — непрестанно перетекающим из крайности в крайность, упорствующая в своей нецелостности и разрозненности.

А теперь прошло больше двадцати лет с тех пор, как ее развеянный прах начал свое паломничество по земному шарику из прибрежного парка Форт Фанстон, близ Сан-Франциско. Интересно, где она теперь. Кто знает судьбу своих костей?

Книги

Без преувеличения Акер — первая постмодернистка, которая задала причудливый вектор письма нашего столетия. А когда русло текста исчерпано, поставила ребром вопрос о плагиате. Дело в том, что от одной книги к другой Акер берет одни и те же магистральные темы (насилие над телом и языком, самоубийство матери) и помещает их в «сворованные» декорации Джона Китса или Раймона Русселя с Пьером Гийотой. Помимо разрозненности повествовательных техник Акер еще могла утрамбовать в одну книгу все «низкие» жанры вроде детектива, научной фантастики или кибер-панка, деконструируя их в большой стиль.

Только вот с читателем здесь не церемонятся: вставляют спички между век и заставляют смотреть на изобретение человеческого уродства в плотском экстазе: бесконечные сношения, реки молофьи, оккупацию тела и языка. Во многом Акер предвосхитила то, о чем начал писать Джорджо Агамбен в своей работе о незащищенности голого тела перед идеологией и Ахилл Мбембе в концепции некрополитики. Ее тексты пытаются укрыться от сексуального насилия в соитии — словно пытаются забыться в сладостных конвульсиях у горы покореженных тел.

Габриэль Витткоп, Франция, 1920–2002

Витткоп осквернила не одну святую святых, которую она называла «святилище испражнений»: она писала о некрофилии, монструозности беременности, киднеппинге и о детях — точнее, об их останках. Если верить ее текстам — она всегда ненавидела человечество и даже в самых милых ее представителях видела лишь червивое мясо.

Ее любовная история могла бы стать сценарием фильмов Томаса Харлана или Роберта Крамера, снимавших неудобные картины о нацистах. Во время оккупации Франции Габриэль (тогда еще урожденная Менардо) укрыла дезертира Юстаса Витткопа, окутанного величием свастики и схожим темпераментом. Несмотря на 20-летнюю разницу в возрасте и гомосексуальность партнера, они поженились и слились в нетленном венчике мизантропии.

Умерла Витткоп тоже ненавидя — за два дня до Рождества, которое люто презирала, она, подобно великим арийцам, приняла цианистый калий и ушла из этого мира свободной.

Книги

Во всех книгах Витткоп совокупление, зачатие и разложение спутываются в неделимый клубок. Больше всего чтение ее работ напоминает горячечный сон — что-то подобное испытывают при медленном угасании от какого-нибудь экзотического недуга вроде лихорадки денге или малярии. Такое сравнение навязывается само собой, даже если не принимать во внимание, что большинство ее героев — опиумных наркоманов или элегантных джентльменов — находят смерть у водопада Lata Iskandar или в зарослях Борнео — как это было в рассказе из сборника «Образцовая смерть» и романе «Белые раджи».

Другие персонажи, из сборника «Сон разума», помеченные тавром меланхоличного Сатурна, восхищаются красотой карликов, гипертрихозом и микроцефалией.

Или вот: со всех сторон приличный буржуа никак не может избавиться от фантазма о своей тете по прозвищу Паучиха и ее надутого живота — и забивает свою беременную жену тростью в кинотеатре. К слову, при большом желании Витткоп можно рассматривать и через призму фрейдистов, и через постколониальную теорию, но лучше просто наслаждаться высотой шизофрении ее рассказов.

Моник Виттиг, Франция, 1935–2003

Радикальная феминистка Моник Виттиг считала, что женщиной не рождаются, а становятся в силу политики гетеросексуального общества. По ее мнению, только лесбиянки неспособны быть женщинами, ведь именно им удается перестать ею быть, сбросив ярмо патриархальной власти.

Вообще понятие «женщина» казалось ей варваризмом — паразитом, прицепившимся к первичному языку. Язык необходимо взломать и наконец-таки выжечь вирус гендерного деления. То же касалось и дихотомии текстов, ведь у письма нет половой принадлежности, гениталий, и, в конце концов, «литература — это не физиологические выделения», как метко заметила близкая подруга Виттиг Сюзетт Робишон.

Говорят, Виттиг была слишком агрессивна для мелкотравчатых французских феминисток. Но вместе с тем она была флагманом, к которому они тянулись. Она поливала свинцом ригидные социальные институты во имя сексуальных меньшинств, и, простите, «женщин». Именно она стала инициатором создания организации «Гуин Руж» (в переводе «Красные суки»), сотрудничала с феминистками Симоной де Бовуар и Натали Саррот. А позже уехала к более прогрессивным коллегам по цеху в США, где кидаться томиками обличительных текстов в людей с кругозором лемминга казалось несколько продуктивнее.

Книги

«Лесбийское тело» — роман, по праву окрещенный самым радикальным среди феминистских, — это странная поэма в прозе. В нем тело лесбиянки — форма, заново изобретающая самое себя.

Строго говоря, это конспект анатома, описывающий в мельчайших подробностях лодыжки или заштрихованный пурпур половых губ — то самое познание письма, нового лесбийского языка через телесность, как это описывала Элен Сиксу в эссе «Хохот медузы».

Другой доступный на русском роман «Вергилий, нет!» — забавная квир-реконструкция «Божественной комедии». Там сама Виттиг вместе с проводницей Манастабаль пробирается сквозь круги ада и чистилище к раю, в котором херувимы готовы раструбить о рождении нового лесбийского создания. Кроме того, тут есть инфернальные мужчины-оккупанты и зашуганные ими женщины, которым вбили в голову, что лесбиянка — это презренный зверь с гигантским клитором, чешуей и шерстью.

Теренс Селерс, США, 1952–2016

Писательница и строгая госпожа-доминатрикс Теренс Селлерс любила горчичные двубортные костюмы, ботинки топорнее Martens и макияж в стиле Клауса Номи. Как вы поняли, Селлерс была соединена одной пуповиной с Мазохом и маркизом де Садом.

Подвал ее дома был потаенной кельей, где она поклонялась тотемам фетиша и отдавливала 15-сантиметровой подошвой мошонку клиентам.

Еще она дружила с Уильямом Берроузом, Дженезисом Пи-Орриджем из Psychic TV, Кэти Акер и другими искушенными забулдыгами нижнего Манхэттена. А в свободное время изучала оккультизм, психоанализ и криминальную психологию, которые тугим узлом завязывались в ее БДСМ-романах и учебниках гротескной сексуальной науки.

Книги

Терренс считала, что эстетика БДСМ во многом вытекает из биовласти нацистов с их пикантным облачением: кожаные плащи, ошейники с железным крестом и лихо сдвинутые на лоб фуражки. В подтверждение самый ее знаменитый роман The Correct Sadist рассказывает о фетишистских практиках и перверсиях не как об особом искусстве (хотя и это тоже), но как о специфическом психопатическом состоянии, окольцованном тисками власти и подчинения. Ее героиня Анджела Стерн, недолюбленная сухарями-родителями, цепляется за спасительный томик де Сада и в самом сердце католической церкви решает служить на благо сексуального потребления США. Точь-в-точь как Селлерс.

Источник: knife.media


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Лев Оборин, поэт и литературный критик:

фактический монополизм объединившихся АСТ и «Эксмо»: несмотря на то что там работают настоящие профессионалы, ситуация, когда очень большой процент книжного рынка держит фактически один издательский дом, не слишком полезна. Источник

Олег Радзинский, писатель

Поймите: я был не очень умный, тщеславный, литературный мальчик, который хотел быть писателем, потому что ничего другого в нашей семье не ценилось. Источник

Победители премии «Инородная власть»

Премия посвящена увеличению пенсионного возраста и налогового бремени

Сергей Скляров: «Долбанем»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени в номинации «Лучшее произведение по мнению читателей»...

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих ...

Татков Олег: «Спецкомандировка»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени в номинации «Лучшее произведение по мнению правозащитного...

Литература в картинках

Если очень стараться - обязательно получится! Посмотреть полный размер

Если очень стараться - обязательно получится!

В конце 2011 года художник Юрий Данич нарисовал комиксы о воображаемом диалоге Путина и Достоевского на тему "Бесов". Источник
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Как писатели и критики стали самыми влиятельными людьми в России и при чем здесь реформы Александра II

Как писатели и критики стали самыми влиятельными людьми в России и при чем здесь реформы Александра II

В конце 1869 года Федор Михайлович Достоевский прочел в газетах о громком уголовном преступлении: 22-летний нигилист и революционер Сергей Нечаев из-за политических разногласий убил своего товарища. Благодаря этой новости окончательно сложился замысел романа «...

8 запретных фраз о детском чтении

8 запретных фраз о детском чтении

Что вы говорите своим детям, когда видите их с книгой в руках? Или, наоборот, не можете заставить сесть за чтение? Юлия Кузнецова, автор книги «Расчитайка», поделилась своей коллекцией родительских фраз, которые, по ее мнению, только мешают ребенку полюбить чи...

Как стать писателем: рассказывает Маргарет Этвуд

Как стать писателем: рассказывает Маргарет Этвуд

Выдержки из эссе канадской писательницы Маргарет Этвуд «Выбор профессии: „Кем ты себя воображаешь?“» в переводе Екатерины Скрылевой

Глаголы, употребление которых недопустимо

Глаголы, употребление которых недопустимо

Судя по комментариям пользователей под этим постом Пензенской областной библиотеки имени Лермонтова даже библиотекари не всегда до конца в курсе ;) Но все равно любопытно.

18+: запрет на сцены насилия выходит боком

18+: запрет на сцены насилия выходит боком

Старшеклассникам не продают классику из-за маркировки «18+», а детям до 12 запрещают смотреть диснеевские мультики. Спустя шесть лет после вступления в силу закона о возрастном цензе механизм оценки по-прежнему дает сбой. Почему детям не продают Есенина и Маяк...

Литература в цифрах

7–10 процентов

Ежегодный рост книжного рынка, который ожидает Олег Новиков, президент издательской группы «Эксмо-АСТ».Источник

8-14 лет

Возраст детей, которые были напуганы до усрачки Тимом Карри  Источник

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

К родине склоняясь головою

Национальный писатель стоит в центре бед своего народа и говорит его голосом. Народ и государство – не одно и то же. Государство (система власти, «машина для подавления») и начальство (правящий класс) – не одно и то же. Национальные писатели будут всегда, поку...

О художественности

Гомер не знал интернета, Пушкин понятия не имел о мобильной связи, но «техническая отсталость» не помешала им создать величайшие художественные произведения.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Алексей Иванов закончил новый роман

Название – «ПИЩЕБЛОК». Это страшно серьезный текст про пионеров-вампиров, опасную и загадочную группировку, затаившуюся в пионерлагере жарким летом Олимпиады-80. Иванов запаковал ужастик в коробку реализма.

Ипотека и литературные премии

В конце весны - начале лета главные литературные премии подводят итоги или объявляют шорт-листы - и в СМИ появляется множество публикаций на тему. Журналисты, прежде всего, озвучивают размер гонорара очередного победителя. И главный вопрос, который они задают, как он соби...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Литература и сгущёнка

«Пища духовная», «литературный фастфуд», «лавбургер (с кровью)», «проглотил книгу за пару часов»… Всё это, конечно, страшная пошлятина. Людей, которые говорят «вкусная деталь», нужно сечь розгами. Однако прав писатель, сравнивший мир с супермаркетом. Современное литературное поле уж точно ...

Поедатели шляп

Рассказывая учителям о современной литературе, замечаю такую особенность: после лекции подходят слушатели, задают вопросы, благодарят и – переходят вдруг на доверительный полушёпот: – Скажите, вот есть такая книжка писателя NN, я проглотил(а) за ночь, оторваться не мог(ла)… а она правда

Интервью

Литературные мероприятия

Книжный магазин вне времени и пространства

30 ноября, издательство Ad Marginem организует на ярмарке non/fiction20 дискуссию «Книжный магазин вне времени и простра...

15 ноября в Чеховском культурном центре Библиотеки им. А.П. Чехова состоится открытие «Фестиваля современной поэзии и книжного дизайна»

Оформление современных поэтических сборников никогда не делалось конвейерным методом по единому заданному лекалу. Подобн...

Встречи с писателями

15-19 нояб. Алекей Иванов в Москве

Известный писатель и сценарист Алексей Иванов приезжает в Москву с 15 по 19 ноября. Визит приурочен к премьере сериала «Ненастье»&...

15 нояб. Алексей Иванов

Режиссёр Сергей Урсуляк прочитает отрывки из романа «Ненастье» Алексея Иванова и обсудит с его автором ненастные 90-е в кино и в л...

14 нояб. Дмитрий Глуховский

Тема встречи: «Литература: между механикой и магией».

Книжные новинки

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Открыто народное голосование Третьего фестиваля буктрейлеров «Чтение вдохновляет!»

Открыто народное голосование Третьего фестиваля буктрейлеров «Чтение вдохновляет!»

Профессиональное жюри уже приступило к оценке поступивших на конкурс работ. Но обладателя приза зрительских си...

Российская государственная детская библиотека стала участником проекта «ЛитРес: библиотека»

Российская государственная детская библиотека стала участником проекта «ЛитРес: библиотека»

В рамках проекта компания ЛитРес предоставляет читателям РГДБ бесплатный доступ к электронным издани...

8 нояб. Петр Алешковский

8 нояб. Петр Алешковский

РГБМ проводит цикл встреч с авторами книг, вошедших в короткий список «Премии Читателя-2018».

10 ноября 2018 года Российская государственная библиотека открывает для посещения уникальные коллекции, расположенные в Химкинском комплексе РГБ

10 ноября 2018 года Российская государственная библиотека открывает для посещения уникальные коллекции, расположенные в Химкинском комплексе РГБ

Гости Библиодня смогут пройти с экскурсией по зданию комплекса и осмотреть редкости из фонда газет и диссертац...

Новости издательств

Книжный магазин вне времени и пространства

Книжный магазин вне времени и пространства

30 ноября, издательство Ad Marginem организует на ярмарке non/fiction20 дискуссию «Книжный магазин вне времени и пространства» с у...

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Неизвестное ранее произведение Марка Твена выходит в России

Неизвестное ранее произведение Марка Твена выходит в России

В октябре книга «Похищение принца Олеомаргарина» выйдет на русском языке в издательстве «Самокат».

Видео

Новости книжных магазинов

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Портал «Активный гражданин» проводит голосование среди граждан, с целью выяснить какой книжный магазин мо...

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс открыт для всех столичных магазинов, независимо от размера торговой площади и товарооборота. Участниками ко...

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

Управляющая московским филиалом «Порядка слов», Оксана Васякина, сообщила, что магазин закрывается из-за проблем с ...

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Повесть-сказка Ксении Букши похожа на «Затоваренную бочкотару» (ровно полвека их разделяет): тоже прихотливо ритмизированная проза, такие же фантазии, гиперболы сны, набор типических персонажей с неимоверными монологами и биографиями, метафора и энциклопедия р...

Рецензия на книгу «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина

Рецензия на книгу «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина

Танюша и Федюша учились в одном классе, но так и не смогли открыть друг другу свое сердце. Им предстоит многое пройти, прежде чем они наконец смогут разобраться в своих чувствах. Перед вами самый короткий пересказ нового романа Виктора Пелевина. Хотите подробн...

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Романы Алексея Макушинского – идеальная взлетная площадка для моих фантазий. Я прочитал их все: и ранний, не совсем зрелый «Макс» и превосходный «Город в долине» и обласканный критикой и премиями роман «Пароход в Аргентину», и вот последний, «Остановленный ми...

Рецензия на книгу «Дети мои» Гузели Яхиной

Рецензия на книгу «Дети мои» Гузели Яхиной

Перед нами книга, написанная в жанре «магического реализма». Здесь мы найдем массу отсылок к Толкиену («малорослый народец» -- прямая аллюзия к хоббитам, а уж главный герой, который берет с собой в путь носовой платок, сразу вызывает ассоциацию с Бильбо, котор...

Детская литература

Гильдия словесников опубликовала список литературы, который поможет школьникам и учителям в подготовке к тематическим направлениям сочинения

Гильдия словесников опубликовала список литературы, который поможет школьникам и учителям в подготовке к тематическим направлениям сочинения

В декабре 2018 года 11-классникам предстоит написать итоговое сочинение. Разумеется, этот список неполный и не претендует на универсальность, однако и 11-классник, и учит...

Литературный марафон Google-чтения пройдет 10 декабря

Литературный марафон Google-чтения пройдет 10 декабря

Марафон пройдет при поддержке киностудии «Союзмультфильм». В этом году Google-чтения посвящены сказкам, и их будут читать не только известные актеры: все желающие могут п...

На Урале отметят 80-летие писателя Владислава Крапивина

На Урале отметят 80-летие писателя Владислава Крапивина

Театрализованной программой «Летящие сказки» и музыкальным вечером по произведениям писателя Владислава Крапивина отметят в Свердловской областной библиотеке для дет...

Всероссийский фестиваль детской книги

Всероссийский фестиваль детской книги

26 октября – 28 октября 2018 года в Российской государственной детской библиотеке состоится V Всероссийский фестиваль детской книги. Ежегодно в фестивале принимает у...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров

Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил,...

далее...

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить...

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина